Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

abend

Либеральная теология: вместо эпилога, ч.6

Основной проблемой, породившей и убившей либеральную теологию, является проблема духовной власти. Иисус учил народ "как власть имеющий", а какой властью должен учить свою паству либеральный теолог? Церковной, которую сам по настоящему не ставит ни во грош, или светской, но тогда это чиновник, который может быть настоящим либералом только глубоко в душе и то исключительно в свободное от работы время.

Как показала дальнейшая история выход тут может быть такой: восстановить авторитет церкви, признав относительность всех морализаторских конструкций и онтологическую первичность благодати, дающей нам посредством слова и святых даров силы противостоять соблазнам мира сего. Этот путь называется неоортодоксия и его открыл человечеству Карл Барт, многие пошли за ним. Можно сказать, что это раскаявшиеся остатки либерального факультета сделали себе церковь (кстати почти буквально: современная Евангелическая Церковь в Германии официально ведёт свою историю от Исповедующей Церкви, в создании которой принимал активное участие Карл Брат) и решили, что теперь вовеки будут послушны её евангельскому возвещению (т.е. сами себе, но теперь не понарошку, а по настоящему).

Впрочем, выход может быть и такой: отказаться от социальной роли священника за неимением научно-достоверных механизмов доступа к благодати, а потому и неспособностью преподавать её гарантированным образом. Всё-таки либеральное теологическое образование -- серьёзная штука, убивает веру как в магическое действие слов установления христианских таинств, так и в сами таинства на сто процентов и в большинстве случаев без возможности рецидива. Такой путь возможен, в результате чего библеисты и историки церкви становятся просто историками или филологами, а систематики -- профессорами философско-культурологического направления. В этом плане представляет собой хороший пример немецкий профессор-новозаветник Герд Людеманн, который, отвергнув все догматы и таинства, хотя и попал под "прещения" со стороны местного лютеранского епископа, потребовавшего отстранить его от преподавания, тем не менее получил кафедру "раннехристианской литературы" на своём родном теологическом факультете в Гёттингенском университете и ведёт свои лекции и семинары в качестве факультатива.

Лично меня не удовлетворяет ни один из вышеуказанных вариантов. Я считаю, что теология вообще, равно как и частные теологии -- либеральная, диалектическая, теология освобождения и т.п. -- имеют право на жизнь, но такую, в которой они дополняют друг друга и дают возможность возникнуть чему-то новому. Либеральная теология потерпела крах не потому, что теология якобы чужда науке, равно как и неоортодоксия никого не спасёт волшебным образом, если вместо физического Рима будет продолжаться строительство Рима духовного, сложенного из кирпичей "Церковной догматики" Карла Барта.

Для прогресса в области научной теологии необходимо создание новой социальной роли теолога, не привязанного ни к церковной, ни к государственной кормушке, и который в силу этого мог бы быть действительно свободен и на факультете, и в своей дальнейшей профессиональной жизни. Как это будет и произойдёт ли это вообще -- покажет время. А пока передний край теологической науки -- это поиск той социальной формы существования, которая была бы наиболее адекватна как запросам общества, так и специфике евангельского возвещения.
abend

Либеральная теология, ч.5

Само одобрение вступления в первую мировую войну уже было катастрофой для богословия, видящего смысл христианства в нравственной проповеди Иисуса. Оказавшись один на один с нравственностью прусского государства, либеральная теология не нашла в себе сил на достойный ответ, т.к. оказалась не просто у государства на содержании, но и идейно как бы на одном уровне с обществом и его моралью. Ведь если общество христианское, то чем его мораль хуже той морали, о которой говорят либеральные теологи, в конечном итоге апеллирующие к совести и чувствам, пусть даже воспитанным в христианском духе?

Однако ещё большая катастрофа происходит на фронте. Протестантский пастор, т.е. вчерашний студент, усвоивший доктрину либеральной теологии, должен нести свою службу на передовой, напутствуя уходящих в бой солдат евангельским словом любви и примирения! Тут просто катастрофа, ведь сказать что-либо вразумительное солдату в такой ситуации одновременно "либеральное" и "патриотическое" оказалось просто невозможно, выше человеческих сил. Произошло то, что и должно было произойти: кризис теологии и массовое разочарование вчерашних сторонников либеральной теологии в своей вере и убеждениях. Именно из этого поколения разочаровавшихся либералов выросли Карл Барт и Пауль Тиллих, но это уже была совсем другая история.

Продолжение следует
abend

Либеральная теология, ч.4

На мой взгляд либеральная теология достигла своей вершины в работах Адольфа фон Гарнака, который от своих работ по раннему христианству перешёл к формулировке сущности христианства в целом, исходя из матрицы либерального богословия. Если Шлейермахера можно по праву считать предтечей либеральной теологии, то Гарнака следует считать его вершиной и началом заката. Дело в том, что то, что искал Шлейермахер и как ему казалось нашёл во внутреннем авторитете религиозного чувства, так бы и осталось беллетристикой, если бы не было подхвачено корпорацией либеральных теологов, идеологически освободившихся от церковного авторитета и потому нуждающихся в авторитете внутреннем, карт-бланш на который им и дал Шлейермахер, а методологически законченное выражение -- Адольф фон Гарнак, в качестве источника авторитета веры предложивший рассматривать евангельские идеалы, ставшие теперь видней намного лучше именно благодаря критической работе либеральной теологии, спасающей Евангелие из рук политизированной церкви.

И всё бы хорошо, если бы на практике вдруг не оказалось, что простые и ясные идеалы Нагорной проповеди, направленные к человеку вообще, в условиях тревог и волнений мира сего не всегда могут быть достаточно прочной опорой для слабого человеческого духа. Можно сколь угодно глубоко веровать в "не убий" и пламенно призывать к любви по отношению к врагам, но если кайзер объявил войну, то надо идти на фронт и врагов всё-таки убивать. Понятно, что и в таких условиях кто-то может отказаться от военной службы по религиозным мотивам, но что делать, если ты известный теолог, профессор, декан? А все университетские преподаватели не смотря на всю свою автономию были государственными чиновниками и, в своём большинстве, "сознательными гражданами" Германии, патриотами своего земного отечества. И если наше христианское государство устроено по вполне богоугодным принципам, то отчего бы и не благословить его начинания, которые всенепременно послужат ещё большему его укреплению, а значит и практическому утверждению христианства. Я думаю, что именно этот несложный силлогизм и сподвиг Гарнака, совокупно с целым рядом других немецких интеллектуалов, поддержать кайзера и благословить начало первой мировой войны. А это, как оказалось, было не начало, а тупик и конец либеральной теологии.

Продолжение следует
abend

Либеральная теология, ч.3

Вопрос о научной методологии исторического исследования, прочно обосновавшись в университете, с необходимостью должен был оказать своё влияние на теологический факультет и в работах Давида Штрауса мы видим первые серьёзные плоды размышлений о научной методологии реконструкции биографии Иисуса и попытку отделения более-менее достоверных сведений о жизни Иисуса от мифологических и прочих творческих доработок евангелистов. Именно это и было началом либеральной теологии в собственном смысле этого слова. А дальше как из рога изобилия посыпались работы о Ветхом и Новом Заветах, об истории Церкви, её соборов и догматов, и т.д., и т.п. Безусловно нельзя сказать, что никогда раньше не было систематических работ по библеистике (один Ориген чего стоит) или церковной истории (взять того же Евсевия), но во-первых раньше это были более-менее самостоятельные "титаны духа", руководствующиеся прилежным изучением наличного материала и собственными прозрениями, а теперь на смену этому пришёл научный метод и, во-вторых, теперь это стало делом корпорации исследователей, в руках которых были кафедры, архивы, профессорские ставки, ассистенты -- одним словом всё, что вообще могло быть поставлено на службу науке. И вся эта машина начала работать в одном направлении разработки и внедрения научных методов в изучение и преподование теологических дисциплин.

Тут важно обратить внимание не только на то, что теологи попали под влияние общенаунаучной исследовательской парадигмы, но и на то, что они как факультетские теологи "нашли себя" в новой методологии и теперь церковная власть с её "отцами", "преданием" и прочими традиционными средствами регуляции теологической мысли стала ненужной даже в теории, т.к. из субъекта теологического процесса всё это стало его объектом, предметом критического рассмотрения. Вот в этом прежде всего идейном освобождении теологической мысли от церковной власти и состоит действительный смысл слова "либеральный" в техническом термине "либеральная теология".

Продолжение следует
abend

Либеральная теология: предпосылки, ч.2

Продолжим наш экскурс в историю возникновения либеральной теологии. На примере истории доктора теологии Мартина Лютера мы видим, что конфликты между академическим и церковным богословием не просто возможны, но и могут принимать по-истине мировое цивилизационное значение и, начиная с первой половины 16-го века, их исход может быть вполне на стороне факультета, а не курии. Впервые в истории автономия теологического факультета получила весомое позитивное подкрепление, в результате которого не только возникли новые (лютеранские, реформатские и иные) церкви, но и новые университеты, в которых были учреждены новые теологические факультеты, проникнутые духом личной ответственности перед Богом за своё дело -- познание Его Слова.

Конечно, связка церковь-университет сохранилась и в новой исторической ситуации, но по факту содержание вероучения в большей степени определялось теперь самим факультетом, чем епископом т.к. именно на теологическом факультете и находились основные интеллектуальные силы новых протестантских церквей. Да и кто такой лютеранский епископ? Теперь это нередко вчерашний университетский профессор, доктор-новозаветник или ещё кто-нибудь в этом роде.

Однако новые веяния на этом не прекратились. Отстоявшись в бухте 17-го века в 18-ом начались очередные изменения, которые в основном коснулись новых университетских факультетов. В обществе нового времени химия активно заменяет алхимию, астрономия астрологию и т.д., и т.п. Рассуждения на естественно-научных факультетах постепенно становятся не просто логично-последовательными, а математически строгими, с опорой на эксперимент и методологически-выверенный анализ данных. В какой-то момент возникает история как университетская наука со своей методологией, источниковедением и т.п. дисциплинами. Соответственно появляется сама возможность поставить вопрос о достоверности, например, биографий и исторических документов на научной, методологически продуманной основе. Понятно, что всё это не могло не повлиять не теологов в очередной раз.

Продолжение следует
abend

Либеральная теология как она есть в Киеве...

...в своём полном составе собралась вчера, 30-го апреля на семинаре у Вестеля. С докладом выступал Влад Хмельницкий, у которого своего жж к сожалению пока нет. Я тоже сказал пару слов для общей корректировки картины. Собственно этот постинг и возник в связи с моими замечаниями, зафиксировать которые попросил дорогой eugenepro.

В частности, я дал краткий очерк социально-исторической перспективы в рамках которой следует понимать либеральную теологию в строгом смысле этого понятия. Collapse )
abend

почему христианство проигрывает исламу

потому что у мусульман рай чисто-конкретный: с гуриями и шаровым хавчиком. ислам -- как эксперимент над человеком вполне удался, по-моему. он хорошо показал значение секса, еды и оружия для "двуного без перьев".
abend

О воскресении Христовом

Ну что ж, надо всё-таки сказать что-то душеполезное. На мой взгляд важно понять две вещи:

1. Вопрос общего характера. Воскресают ли мёртвые? Возможно ли это "в принципе"? С точки зрения верующего иудея -- вполне. Пророк Илия воскрешает сына сарептской вдовы (3Цар 17,17-24), пророк Елисей -- сына сонамитянки (4Цар 4,18-37). Пророк Исая -- прямо пишет, что "оживут мертвецы твои, восстанут мёртвые тела!" (Ис 26,19). Так что когда об Иисусе говорили, что он воскрешал мёртвых (например дочь Иаира - Мк 5,22-24.35-43 или сына наинской вдовы - Лк 7,11-17), то ничего особо удивительного в этом не было. Да, пророк. Да, великий. "Великий пророк восстал между нами" (Лк 7,16), вроде того же Илии или Елисея. Понятно, что сам Иисус такой ролью не удовлетворялся и уж во всяком случае не в воскрешениях видел смысл своей миссии.

2. Вопрос частного характера. В чём смысл воскресения Иисуса? Понятно, что в парадигме библейского мышления мёртвые воскресают, по крайней мере иногда и не без вмешательства высших сил. Это факт религиозной веры, с которым спорить бессмысленно. Более важным всё же является то, как понять этот факт применительно к Иисусу. И здесь мы вынуждены признать -- оставаясь в рамках религиозной канвы есть риск просто пройти мимо действительного значения воскресения Иисуса Христа. Иисус не просто умирает от болезни, несчастного случая или старости. Причиной его смерти был конфликт, конфликт тяжёлый и неизбежный. Противопоставив Царство Божие царству мира сего Иисус обрёк свою голову на терновый венец. Смерть была кровавой расплатой за благовестие, подрывающее самые основы системы рабства с маммоной во главе. Маммона убивает всех, кто всерьёз решится выступить против него и его порядков. И тот факт, что Христос воскресает, есть не просто религиозная формула из жизни пророка, взятого живым на небо, а манифестация куда как более глубокой истины -- а именно той, что маммона посрамлён. Да, он убил Иисуса, но Бог воскресил его из мёртвых, соделав Сыном (русский синодальный перевод Рим 1,4 крайне неудачен; не "открылся Сыном Божиим", а скорее "назначен" или "соделан") и посадив одесную Себя на небесном престоле, откуда Он судит живых и мертвых уже третью тысячу лет. Правильно понять воскресение Иисуса Христа -- это не значит стать иудеем. Наоборот, только увидев за религиозной символикой реальный теологический мэссэдж (керигму) -- Христос судит! (а ведь Он же действительно судит, ведь мы в большинстве своём как раз осуждаем скупердяев-богачей-капиталистов, оправдывая униженных, оскорблённых и ограбленных бедняков) -- мы можем сказать, что читали Новый Завет не напрасно.
abend

Упразднение значащего.

user_2003 в книжке о. Михаила Ардова обнаружила определение интеллигенции, данное Л.Н. Гумилевым:

"Некто с укоризной сказал Льву Николаевичу: "Вы же интеллигентный чаловек!"

Я человек не интеллигентный, ответствовал Л.Н.
- Интеллигентный человек это тот, кто плохо образован и любит народ. Я же образован хорошо и народ не люблю."

А по-моему гумилёвское определение интеллигенции очень хорошо подходит Христу и Его апостолам. Ведь как известно: "... Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее" (1Кор 1,27-28).

Христианство как упразднение значащего... Хм...
А ведь нам предстоит ещё много работы по упразднению, пожалуй. :)
abend

Блаженны нищие. Библейский экскурс.

Обнаружив незаурядный читательский интерес к означенной теме я написал небольшой доклад (который, кстати, судя по всему зачитаю в Киево-Могилянской Академии 26.01.2006 в 15.00, корпус 5, ауд. 208 в рамках круглого стола "Новые тенденции богословской мысли"), и с которым вы, уважаемые читатели, можете ознакомиться уже сейчас. Предупреждаю: под катом 10К довольно убористого (забористого?) научного текста. :)

Collapse )